Vexed Generation [The return]
Vexed Generation [The return]
Этот феномен культурной, политической и модной индустрии был открыт нами несколько лет назад, после внезапной находки на одной из барахолок соц. сетей необычной куртки в коллаборации с Puma. Как настоящие охотники за технологиями, мы кинулись в поисках информации об этом продукте, к слову, которая была явно закрыта или канула в лету. Всё, что нам удалось вычислить, мы изложили в своём 3-ем печатном номере, который к сожалению, уже распродан.

Но недавно появилась новая информация, которой мы просто обязаны поделиться с вами. Журнал DAZED взял
интервью у основателей Vexed Generation Адама Торпа и Джо Хантера, в котором они поделились некоторыми ранее неизвестными фактами о бренде, порассуждали о слиянии политики и моды, а также анонсировали перезапуск проекта. Специально для нашей русско-язычной аудитории, мы публикуем перевод этого интервью.

Перевод : Никита Осауленко.

Их одежда была ответом на увеличение числа систем наблюдения в городах, законопроект об уголовном правосудии и загрязнение окружающей среды – в предстоящем сезоне «лондонский ответ Гельмуту Лангу» возобновляет свою работу.

«Впервые я повстречал Джо несколько лет назад на свадьбе, его тогда вывела из себя моя манера одеваться», – вспоминает Джилл Линтон, сооснователь магазина винтажной моды Byronesque. «Я спросил его: «Чем ты занимаешься?», а он ответил: «Ну, раньше я занимался Vexed Generation.»

Те, кто знаком с модной сценой Лондона середины 90-х и начала 2000-х годов, вряд ли найдут более дерзкий ответ
на вопрос самоидентификации человека через стиль его одежды. Запущенный в 1995 году Джо Хантером и Адамом Торпом, Vexed Generation был признан Кельвином Кляйном, как «лондонский ответ Гельмуту Лангу». Несмотря на то,
что ни один из них не имел дизайнерского образования, их дуэт заложил эстетику футуризма в свою одежду, используя её, чтобы бросить вызов порокам общества. «Мрачный подвал больше походит на место для планирования восстания, чем на модный салон», как когда-то писали об их магазине по адресу 12 Newburgh Street.

В наши дни остаётся актуален вопрос «может ли мода изменить мир?» – для Vexed Generation она могла и гораздо больше. Или, по крайней мере, мода могла бы послужить стимулом для дискуссий и споров. В свою очередь, их
одежда производилась со встроенными масками, которые бы защищали владельцев от загрязнённого воздуха и нежелательного внимания со стороны камер наблюдения; также был проект The Parka с усиленными вставками на модели, которые, теоретически, могли бы защитить тело от ударов полицейских дубинок. Для жителей Лондона
того времени Vexed Generation был идеальным примером смешения политически неспокойного настроения и авангардного стиля.

В прошедшие выходные в Нью-Йорке несколько архивных вещей бренда были выставлены в совместный поп-ап Byronesque и Opening Ceremony, который получил название «Fashion Porn» и продлится до 23-го числа этого месяца.
«Мы почувствовали, что было бы правильно выставить их туда», объясняет Линтон. «Мы ставим их в один ряд с Рафом Симонсом и Гельмутом Лангом. Во всех аспектах ценность раннего Рафа, Ланга и Марджелы очень высока, и Opening Ceremony это понимают. И они понимают, что Vexed Generation также являются частью этой группы». Приглашённые
Торп и Хантер изучали свои старые архивы, которые, в конечном счете, убедили их перезапустить бренд для A/W '18.

Первая итерация лейбла была первоначально вдохновлена тем фактом, что двести миллионов фунтов стерлингов было потрачено на установку камер наблюдения в беднейших районах Лондона. Два десятилетия спустя, кажется, мало что изменилось, когда деньги тратятся на сделки с гомофобными фанатиками из Демократический Юнионистской Партии [скандал с покупкой 18 мест в парламенте Великобритании Демократический Юнионистской Партией (DUP) Северной Ирландии — прим. ред.], но не на улучшение жилья горожан в самых бедных блоках города. В видении Хантера и Торпа нынешнее поколение никогда не было более разбитым и подавленным – и им есть что сказать об этом.

[Для тех, кто пропустил становление Vexed Generation, не могли бы вы рассказать подробнее о бренде?]

Джо Хантер: Мы взяли CCTV, загрязнение воздуха и законопроект об уголовном правосудии и объединили, так как
в то время это были самые обсуждаемые темы в обществе. Мы хотели, чтобы люди могли иметь столько мобильности
в городе, сколько им потребуется; хотели сохранить анонимность, если это необходимо; и мы также хотели, чтобы у людей были элементы защиты, поэтому мы очень тщательно выбирали наши ткани для производства. Мы использовали баллистические материалы высокой прочности, производившиеся специально на заказ Министерству Обороны Великобритании. Также пытались создать некоторые утилитарные предметы одежды и аксессуары, которые сделали
бы все, что я описал ранее. Однако идея стояла выше, чем просто создать элемент защиты – он был призван поощрять
и провоцировать обсуждения.

[Как ваш манифест отразился на одежде?]

Джо Хантер: Ну, если взглянуть на The Parka, которая являлась частью нашей первой семичастной коллекции, то некоторые бы описали её как «пародию на полицейское снаряжение», чем она конечно же не являлась — просто так получилось, что The Parka задумывалась с подобными характеристиками и для работы в определённых условиях. Это была фиштейл парка с несколькими нагрудными карманами, усилениями в област паха, почек, таза, позвоночника и головного отдела. Также в ней присутствовала лицевая маска со встроенными угольным фильтром, который очищал вдыхаемый владельцем воздух.

Адам Торп: Мы потратили чёртовски много времени, пытаясь разобраться в сообществах людей, с которыми мы общались, и которые были вовлечены в какие-нибудь общественно-политические движения. Потому что это неправильно, просто слоняться и орать: «Эй, мы в Сохо, мы можем перекричать любого!». Поэтому для начала мы стали общаться с людьми на улицах: «Смотрите, нам бы хотелось сделать это по-своему; мы говорим с людьми о том же, о чём и вы;
у нас пространство в центре Лондона, в котором мы можем общаться со всеми» – и наша одежда выражает очень похожие мысли.
[В то время как Vexed Generation может по праву находиться рядом с такими лейблами, как Раф Симонс и Гельмунт Ланг, в V.G., похоже, было нечто настроенное против моды, что двигало бренд. Как вы относитесь к этому?]

Адам Торп: Я думаю, что часть эстетики бренда – утилитарные ценности, эстетика некоторых вещей, которые мы делали в 90-е годы – довольно широко распространена во многих отношениях. Это был скорее визуальный ответ портных на социальные вопросы, которые нас беспокоили, и мы хотели поговорить об этом. Вряд ли это была мода. Одежда — это всегда общение.

[Бренд закрылся в середине 2000-х. Вы все еще продолжаете работать вместе?]

Джо Хантер: Да. Например, мы были частью протестов COP21 [конференция по климату в Париже (COP21), посвящённая климатическим изменениям – прим. ред.] в ноябре 2016 года, и мы были частью группы активистов, которые сделали огромные надувные булыжники в Париже. Идея была в том, чтобы построить что-то большое,
то, что бросается в глаза и с чем трудно справиться одному человеку – вы бросаете это в толпу, это не причинит
никому никакого вреда, но, если вы попытаетесь взять это под контроль, это вызовет хаос. Было немного весело, политическая ярость, и, вы знаете, у нас все еще есть некоторые мысли об этих вопросах, будь то экологические, социальные, экономические или политические проблемы.

Адам Торп: Раньше мы были большими поклонниками Mondo 2000 [один из популярных «глянцевых» журналов, посвященный проблемам кибер-пространства и виртуальной реальности; издавался в Сан Франциско между
1980-ми и 1990-ми – прим. ред.] и Wired Magazine [ежемесячный журнал о влиянии компьютерных технологий
на культуру, экономику и политику; издаётся с 1993-го года – прим. ред.]. Поэтому мы подумали об идее веб-сайта
и решили: «Хорошо, давайте сделаем это». К счастью, адрес был свободен, когда мы пришли его зарегистрировать.

Джо Хантер: У большинства людей тогда не было компьютеров, не говоря уже об интернете. Первоначально, со многими фактами, которые мы использовали, нам помогала наша подруга, которая работала в Financial Times и
имела доступ к текстовым базам данных новостей Reuters. У нас не было открытых данных о качестве воздуха, как сейчас. Поэтому я и спросил её, может ли она что-нибудь узнать об этом. Она вернулась и сообщила нам, что за
24 часа было 200 госпитализаций в больницу Уайтчепела, в основном молодые и пожилые люди. И теперь, когда
вы посмотрите на данные: есть 40,000 преждевременных смертей от загрязнения воздуха каждый год – так вот 9000
из них в Лондоне. Только в прошлом месяце мэр объявил тревогу: «Послушайте, воздух сейчас ядовит, примите меры предосторожности, особенно если вы в уязвимой группе». Вот такие вот современные проблемы.

Адам Торп: Первый сайт был создан для общения и возможности как можно больше взаимодействовать с людьми.
Одна из вещей, которую он поддерживал – почти самоубийственным образом – заключалась в том, что если вы
не читали разделы и не взаимодействовали с самим сайтом, но вдруг захотели зайти во вкладку магазина, то вас автоматически бы забанило на 24 часа. Это была одна из ранних идей, и была она осуществлена гением, который,
к сожалению, больше не с нами. Я не думаю, что сталкивался с ресурсами, проделывающими похожее.

Audrey Marnay c рюкзаком Vexed Generation One Strap Backpack 1994 года выпуска. Фотография Seteven Meisel.
Amber Valetta в Vexed Generation для американского Vogue. Год/фотограф неизвестны.
[Как будет выглядеть второе пришествие Vexed Generation?]

Джо Хантер: Мы изменились как люди и как дизайнеры – мы не так давно сделали кое-что для Louis Vuitton,
посмотрели на это и подумали: «Боже, нам нравится то, что мы делали в прошлом, но это лучшее, что когда-либо получалось», и у нас было три месяца, чтобы работать всего лишь над одним предметом, что было абсолютной роскошью. Мы с нетерпением ждем возможности снова сесть за работу. Для нас это волнующий момент.

[И в контексте политики, это похоже на хорошее время для камбэка…]

Джо Хантер: Ну, давайте посмотрим правде в глаза: проще всего сказать, что это мир готов к Vexed Generation.
Но, с нашей точки зрения, он бурлит уже продолжительное время, и мы просто пытаемся выждать нужный момент.
Трудно избавиться от чувства, что мы хотим вернуться, что мы должны вернуться… мы недостаточно удовлетворены.
Я думаю, было бы интересно увидеть реакцию на наше новое творение.

Источник: DAZED.